Реферат по истории
rambovec
Название: Ингерманландцы
Добавлен 14:27:14 15 февраля 2011

Введение
1 История
2 Репрессии и депортации
3 Судьба финнов, оказавшихся на оккупированной территории
4 После войны
4.1 Динамика численности финнов-ингерманландцев
4.2 Динамика численности всех финнов в СССР/России

5 Современное расселение и численность
6 Общественные организации финнов-ингерманландцев
7 Персоналии
Список литературы
Ингерманландцы

Введение

Фи́нны-ингерманла́ндцы (фин. inkerilliset, inkerinsuomalaiset, эст. ingerlased, швед. finskingermanlдndare) — субэтническая группа финнов, проживающая на территории исторической области Ингрии (Инкери). Язык ингерманландцев относится к восточным диалектам финского языка. По вероисповеданию ингерманландцы традиционно относятся к лютеранской церкви, однако часть из них придерживается православной веры.

1. История

Ингерманландский субэтнос сложился в результате миграции в ингерманландские земли, отошедшие к Швеции по Столбовскому миру, части финнов-эвремейсов и финнов-савакотов из центральных областей Финляндии. Финнизация Ижорской земли во многом облегчалась тяжёлыми демографическими потерями, понесёнными ею в период Смутного времени, особенно её восточной частью.

После 1675 года северная и центральная Ингерманландия становится лютеранской и финноязычной. При содействии шведских властей новые поселенцы-лютеране вытеснили из Ингерманландии часть православного населения (карелов, ижор, русских) и частично ассимилировали оставшихся, таким образом сформировав своеобразную субэтническую культуру.

В западной Ингерманландии православие лучше сохранило свои позиции. Население в 1656 году было финским на 41 %, а в 1695 году около 75 % [1].

Территория заново обрусевает уже после основания Петербурга. Но даже в начале 19 века окру́га Петербурга была почти исключительно финскоязычной[3][4]. К началу XX века существовали два крупных района с наиболее высокой долей финского населения: ингерманландская часть Карельского перешейка (северная часть Петербургского и Шлиссельбургского уездов) и район к юго-западу от Петербурга, примерно вдоль линии Петергоф—Красное Село—Гатчина (западная часть Царскосельского и восточная часть Петергофского уездов).

Также существовали и ряд более мелких районов, где финское население безраздельно преобладало (Кургальский полуостров, Колтушская возвышенность и др.).

В остальной части Ингрии финны проживали чересполосно с русским, а в ряде мест (Ижорская возвышенность) — и с эстонским населением.

До XX столетия у ингерманландских финнов выделялись две субэтнические группы эвремейсы (фин. дyrдmцiset) и савакоты (фин. savokot). По данным П. И. Кёппена, изучавшего географию расселения финнов в середине XIX века, эвремейсы расселялись на Карельском перешейке (кроме южной части, непосредственно прилегавшей к Петербургу, и района Белоострова), в районе Дудергофа, в восточной части Царскосельского уезда (Лисинский приход), на южном побережье Финского залива (кроме Кургальского полуострова). В остальных районах Ингрии (южная часть Карельского перешейка, Колтушская возвышенность, окрестности Колпино, район Назии, Ижорская возвышенность, Кургальский полуостров и др.) расселялись савакоты. Численно савакоты также преобладали — по данным П. И. Кёппена, из 72 354 финнов было 29 375 эвремёйсет и 42 979 савокот. К началу XX века различия между эвремейсами и савакотами постепенно стёрлись, и групповое самосознание у ингерманландцев было утрачено.

В 1926 году «ленинградских финнов» насчитывалось 114 831 человек.[5] В советский период в рамках политики «коренизации» в конце 20-х — начале 30-х годов в районах компактного проживания финнов были созданы национально-административные единицы низового уровня. На Карельском перешейке статус национального финского получил Куйвозовский (с 1936 года — Токсовский) район. В середине 30-х годов был выдвинут проект создания и второго финского района из 11 сельсоветов с центром в Тайцах, либо в Дудергофе. Этот план, однако, не был реализован. Кроме того, было образовано несколько десятков финских сельсоветов. В период коллективизации было создано также несколько сот финских колхозов (в 1936 году — 580).

Также в этот период широкое развитие получило школьное образование на финском языке. Так, в 1927/28 учбном году в Ленинградской области функционировала 261 финская школа I и II ступеней. Помимо общеобразовательных школ, в Ленинградской области работали также финские сельскохозяйственный (во Всеволожске) и педагогический (в Гатчине) техникумы, а также эстонско-финский педагогический техникум[6].

Однако во второй половине 30-х годов в национальной политике произошёл коренной поворот: обучение в школах с 1938 года было переведено на русский язык, а в 1939 году упразднены и национальный район и сельсоветы. Токсовский район был включён в состав Парголовского района, а финские сельсоветы частью включены в состав соседних, частью преобразованы в обычные сельсоветы. Кроме того, в 1937 году были закрыты и все лютеранские приходы на территории Ингрии.

2. Репрессии и депортации

С начала 1930-х годов ингерманландское население подверглось репрессиям со стороны советских властей, итогом которых стало практически полное его исчезновение из районов традиционного проживания ко второй половине 1940-х годов. Можно выделить следующие три «волны» репрессий в отношении ингерманландцев до войны: первая и вторая в 1931, третья в 1935.

В 1928 происходит межевание земли. Вначале все хозяйства распределяют по 5 классам. Землю также классифицируют. В первый класс относятся беднейшие жители, из которых многие лишь недавно приехали в деревню. Во 2-й класс относиться беднота, которая в силу своей лености и плохой жизни опустилась до полной разрухи. В 3-й класс относились средне-зажиточные. в 4-й и 5-й класс относились богатые или так называемые «буржуи», как их тогда называли.[7] Раздел земли по новому вызвал споры и раздор, когда у всех, кто в то время хорошо обрабатывал землю, её отняли, и дали взамен землю другого класса. Отнесённые к 1-му классу получили лучшие земли и т.д. Неудивительно что среди сельчан появилась ненависть к властям и её представителям.

В 1930 начинается коллективизация. В колхоз вступают единичные хозяйства, например в Колтушах вначале лишь 8 домов из ста. В 1931 происходят первые крупные выселения в Сибирь, в Красноярский край, на берег Енисея на золотые рудники. Второй раз отправляют большие группы людей на работы в Хибины, в строящийся город Хибиногорск (c 1934 Кировск). Никто не знал заранее места назначения и люди не успевали даже напечь хлеба. Например, приказ о выселении жители Колтушей получили 12 декабря 1931 поздно вечером, отправляться нужно было в 8 утра следующего дня. Нужно было найти любое жильё вне родной деревни.[8] Выселенные лишались дома, земли, скота, то есть всего, что давало средства к существованию. Перед этим, как правило, власти давали различные сроки главам семей, мужчинам, и отправляли их на принудительные работы в лагеря. Женщинам из таких семей становилось трудно прокормить детей, и найти работу. При этом половина земель оставалась необработанной, просьбы выделить какой-либо участок, не имели действия. Такое безземельное существование продолжалось 4 года.[8]

В 1935 происходит третье выселение, на этот раз изгнание. Например, 6 апреля 1935 жители Колтушей получают приказ взять еды на 6 дней, и две пары нижнего белья. Охранники сразу предупреждают, что будут стрелять, если кто попытается сойти с дороги. Задержанных собирают в народном доме, объясняют, что поезд отправится через 6 дней, на человека можно взять мешок картошки. Каждая пятая семья может взять одну лошадь и одну корову. После этого объявили, что от каждой семьи останется один заложник, на то время, пока другие готовятся к отправке. 12 апреля все прибыли на станцию Мельничный ручей (фин. Myllyoja). Как пишет очевидец, в поезде было 35—40 вагонов, заполненых людьми, кроме трёх вагонов для животных. В каждый вагон разместили 45 человек. По обе стороны вагона были нары в три уровня, в центре печка, у одной из дверей дырка в полу для нужды, дали два ведра воды. Двери сразу закрыли. Снаружи вагонов было написано: «Добровольные переселенцы».[9] Спать приходилось по очереди, охранники на каждой станции следили, чтобы никто не подходил к вагонам поболтать. После Самары охрана сменилась и вагоны далее запирали только на ночь. 26 апреля эта группа из Колтуш прибыла на конечную станцию Сырдарья в колхоз Пахта-Арал.[10]

1) В период массовой коллективизации большое число ленинградских финнов было переселено за пределы Ингерманландии, в Сибирь, на территорию Кольского полуострова, в Казахстан, Узбекистан. На основе данных, в основном финских исследователей, собравших данные о численности населения и свидетельства самих выселенных, их переписку с родными, жертвами ссылки стали 18 тысяч финнов. По данным В. Я. Шашкова, в Хибиногорске (Кировске), крупнейшем центре «кулацкой ссылки» Мурмана, к началу 1933 года насчитывалось 1252 финна-трудпоселенца, в 1934 году — 1299 и в 1935 году — 1161[11]. Во втором по значимости пункте концентрации трудпоселенцев, посёлке Нивастрой, по данным переписи 1933 года проживало лишь 314 финнов (в том числе и не являвшихся трудпоселенцами)[12]. Точных данных по другим местам поселений нет. Хотя процент кулацких хозяйств в некоторых районах компактного проживания финнов был и выше, чем в среднем по региону, разница эта была непринципиальной. Так, в Куйвозовском районе кулацкие хозяйства составляли 3,2 % от общего числа хозяйств, в Пригородном — 0,7 %, в Красногвардейском — 1,2 %, в Волосовском — 1,5 % при среднем показателе по области 1,6 %[13]. Следует учитывать, что решение о выселении касалось и средних хозяйств. В то же время не исключено, что в регионе (особенно в пограничных районах) в этот период могли происходить и переселения, не связанные с кулацкой ссылкой. Однако этот вопрос требует дальнейшего изучения.

2) Весной 1935 года в основном в приграничных районах Ленинградской области и Карелии была проведена операция по выселению «кулацкого и антисоветского элемента». Операция была проведена по указанию наркома внутренних дел Г. Г. Ягоды, её устроители предполагали выселить из погранполосы 3547 семей (около 11 тысяч человек). Насколько эта операция являлась «антифинской», на сегодня неясно. Материалы, опубликованные В. А. Ивановым, однозначно свидетельствуют, что все пограничные районы Ленинградской области и Карелии получили примерно равные (по отношению к численности населения) контрольные цифры на выселение, в том числе и такие районы, где финское население отсутствовало вовсе[14]. В то же время известно, что первоначальный план по выселению был перевыполнен в два раза. По данным В. Н. Земскова (считающего эту акцию сугубо антифинской) было выселено 5059 семей и 23217 человек, в том числе в Западную Сибирь было направлено 1556 человек, в Свердловскую область — 7354, в Киргизию — 1998, в Таджикистан — 3886, в Северный Казахстан — 2122 и в Южный Казахстан — 6301[15]. За счёт каких районов было достигнуто столь значительное «перевыполнение плана», на сегодня остаётся невыясненным.

3) В 1936 году на Карельском перешейке по инициативе командования Ленинградского военного округа было произведено переселение всего гражданского населения из предполья и ближайшего тыла строящегося Карельского укрепрайона. Следует отметить, что выселение коснулось всех этнических групп, проживающих в отселённой зоне. В то же время, учитывая, что финны составляли значительное большинство населения этого района, именно они оказались в наибольшей степени затронутыми данной акцией. Не исключено также, что именно специфика этнического состава населения погранполосы и побудила военное ведомство иницировать тотальную очистку предполья укрепрайона. Выселенные были небольшими группами размещены в западных районах нынешней Вологодской области, на учёт спецкомендатур не ставились и могли выехать из мест водворения в любое время.

4) В период Великой Отечественной войны постановлением Военного Совета Ленинградского фронта № 196сс от 26 августа 1941 года финское и немецкое население пригородных районов Ленинграда подлежало обязательной эвакуации в Коми АССР и Архангельскую область. Результаты этого переселения на сегодня в точности неизвестны. Нельзя не отметить, что постановление было издано лишь за несколько дней до того, как все пути сообщения, связывающие окрестности Ленинграда с внешним миром, по суше были перерезаны немецкими войсками. По иронии судьбы, успевшие эвакуироваться на баржах через Ладогу были спасены таким образом от голода блокады.

5) Постановление Военного Совета Ленинградского фронта № 00714-а от 20 марта 1942 года повторило требование об обязательной эвакуации финского и немецкого населения. Постановление основывалось на Указе Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года «О военном положении», предоставлявшем военным властям право «воспрещать въезд и выезд в местности, объявленные на военном положении, или из отдельных ее пунктов лиц, признанных социально опасными как по своей преступной деятельности, так и по связям с преступной средой»[16]. По данным В. Н. Земскова, было выселено 44737 ингерманландцев, из них 17837 было размещено в Красноярском крае, 8267 — в Иркутской области, 3602 — в Омской области, остальные — в Вологодской и Кировской областях[17]. По прибытии на место водворения финны были взяты на учёт спецпоселений. После окончания Великой Отечественной войны 12 января 1946 года режим спецпоселения был снят, но возвращение на территорию Ленинградской области правительство финнам запретило. Постановлением Совета Министров СССР от 11 февраля 1949 года финнам был разрешён въезд лишь на территорию соседней с Ленинградской областью Карелии[18], куда и переселилось несколько десятков тысяч как бывших спецпоселенцев, так и (преимущественно) репатриантов из Финляндии. В результате реализации данного постановления Карелия стала одним из трёх крупнейших центров расселения советских финнов.

Это постановление было отменено новым Постановленем бюро ЦК КП(б) КФССР "О частичном изменении постановления бюро ЦК КП(б) и Совета Министров КФССР от 1 декабря 1949 года",[19] на основании которого даже переселившихся в Карелию людей стали выселять из приграничной территории.

6) После подписания советско-финляндского соглашения о перемирии в СССР было возвращено ингерманландское население, ранее переселённое немецкими оккупационными властями в Финляндию (см. ниже). Однако в соответствии с постановлением ГКО СССР № 6973сс от 19 ноября 1944 года репатриируемые направлялись не в Ленинградскую область, а в пять соседних с ней областей — Псковскую, Новгородскую, Калининскую, Великолукскую и Ярославскую. Распоряжение СНК СССР № 13925рс от 19 сентября 1945 года разрешало въезд в Ленинградскую область лишь «ингерманландским семьям военнослужащих — участников Отечественной войны», а также репатриантам-нефиннам[20]. Большинство финских репатриантов предпочло покинуть отведённые им для поселения области. Одни попытались всеми правдами и неправдами вернуться в Ингерманландию, другие выехали в Эстонию и Карелию.

7) Несмотря на запреты, значительное количество финнов возвращалось после войны в Ленинградскую область. По официальным данным, к маю 1947 года на территории Ленинграда и Ленинградской области проживало 13958 финнов, прибывших как самовольно, так и по официальному разрешению. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР № 5211сс от 7 мая 1947 года и решением Леноблисполкома № 9сс от 11 мая 1947 года самовольно возвратившиеся в регион финны подлежали возвращению к местам прежнего жительства. Согласно распоряжению Совета Министров СССР № 10007рс от 28 июля 1947 года такая же участь постигла и финнов, проживших в Ленинградской области безвыездно весь период оккупации. Остаться в Ленинградской области было разрешено лишь следующим категориям ингерманландцев: а) участникам Великой Отечественной войны, имеющим правительственные награды, и членам их семей; б) членам семей военнослужащих, погибших на фронтах Великой Отечественной войны; в) трудармейцам и другим лицам, награждённым орденами и медалями Советского Союза, и членам их семей; г) членам и кандидатам в члены ВКП (б) и их семьям; д) членам семей, главами которых являются русские и е) явно нетрудоспособным престарелым, не имеющим родственников. Всего лиц данных категории оказалось 5669 человек в Ленинградской области и 520 в Ленинграде.

Важнейшим итогом репрессивной политики советских властей по отношению к ингерманландцам стал раскол монолитного ареала проживания финнов на три крупных и множество мелких пространственно разобщённых ареалов. Даже на уровне мелких административных единиц финны во второй половине XX века нигде не составляли не только большинства, но и значимого меньшинства. Это «растворение» в русской среде во многом стимулировало процессы генетической ассимиляции и аккультурации финского населения, приведшие к стремительному сокращению его численности, которое к настоящему времени приняло однозначно необратимый характер. Важно подчеркнуть, что эти процессы в условиях резкого усиления миграционных процессов в XX столетии, в особенности переселений из сельской местности в города, всё равно имели бы место. Кроме того, тяжёлый демографический урон финнам нанесли и события Великой Отечественной войны (Ленинградская блокада и длительное проживание на оккупированной территории). Однако принудительное расчленение ареала расселения ингерманландцев, так и не преодолённое в послевоенный период, несомненно, способствовало резкому «ускорению» ассмиляционных процессов в финской среде.

3. Судьба финнов, оказавшихся на оккупированной территории

В период второй мировой войны до двух третей ингерманландского населения к осени 1941 года оказалось на территории, оккупированной германскими войсками. На контролируемой немцами территории действовали финские школы и церковь. Но в целом жизнь была тяжелой и голодной, что требовало быстрого решения. Во второй половине ноября 1941 года немцы вводят продовольственные карточки. Посол Германии Вильперт фон Блюхер (нем. Wipert von Blьcher) 9 декабря 1941 года предложил, чтобы Финляндии приняла 50 тысяч ингерманландцев. Финляндия не была к этому готова.[21] Около 30 тысяч ингерманландцев находились также внутри блокадного кольца, как в городе, так и в области, разделив все страдания горожан. К тому же их обвинили в замысле восстания и по решению руководства зимой — весной 1942 года из блокады вывезли 28 тысяч человек. Вывозили на машинах по льду Ладоги и далее по железной дороге в северную Сибирь на побережье моря Лаптевых. Сохранить жизнь удалось только каждому третьему.

Снабжение также ухудшалось на захваченной немцами территории. Даже с незатронутых боевыми действиями территорий голод вынудил людей уйти в лагеря беженцев и затем далее в Эстонию. Находившийся 20 января 1942 года в Финляндии от Рейхскомиссариата «Остланд» бригадефюрер СС Вальтер Шталекер рассказал о немецких планах переселения и о угрозе голода. Он склонялся к перевозке ингерманландцев в Финляндию, но для этого требовалось политическое решение. Финляндия решает направить комиссию Пелконена, в которую входили преподаватель Лаури Пелконен, пастор Юхани Яскиляйнен, представитель полиции Каарло Стендал и капитан Юкка Тирранен из восточно-карельского военного округа.[22] По возвращении комиссия подтвердила опасную ситуацию с 6000 финнов, проживающих вблизи линии фронта, которых следовало бы эвакуировать в Эстонию. 10 тысяч человек нуждались в помощи на месте, а всего нуждающихся насчитали 40—50 тысяч ингерманланцев. На этой основе министерство иностранных дел Финляндии информировало немецкого посла Блюхера о ситуации.[23] Продовольственная ситуация в Финляндии обострилась весной 1942 года. 183 тысячи жителей Карелии решили вернуться на родные земли, находившиеся в тот момент под контролем финских войск, и это угрожало стране нехваткой рабочей силы. Правительство стало более благожелательно смотреть на возможный переезд в страну ингерманландцев, и финский посол в Берлине Тойво Кивимяки предложил перевезти в качестве рабочей силы 10 тысяч эстонских или ингерманландских крестьян. 20 тысяч их уже находилось в Эстонии.[24]

Переезд жителей в Финляндию и Эстонию соответствовал планам Рейха. По плану Ост на территорию Ленинградской области предполагалось переселить в течение 25 лет 350 тысяч немецких колонистов. Коренное население предполагалось изгнать или уничтожить.[25] Когда нехватка рабочей силы стала явной, а немцы уже использовали эстонцев и ингерманладцев, например, в военном хозяйстве, правительство Финляндии решило получить 40 тысяч человек в качестве рабочей силы. Но позиция Германии к этому времени также изменилась. Верховное командование сухопутных войск (вермахт) и министерство восточных территорий противились перевозке ингерманладцев. 23 января 1943 года министерство иностранных дел Германии заявило о согласии на перевозку максимум 12 тысяч человек. 5 февраля 1943 года правительство Германии, исходя прежде всего из политических интересов, согласилось перевезти 8 тысяч трудоспособных мужчин с семьями.[26] Для переезда назначили комиссию Хеланена, которая отправилась в Таллин 25 февраля 1943 года.

Первые добровольцы переехали 29 марта 1943 года из лагеря Клоога. 302 человека из порта Палдиски перевёз теплоход «Аранда». Перевозки осуществлялись через 2—3 дня до лагеря Ханко. В начале апреля добавился теплоход «Суоми», который мог взять на борт 450 пассажиров. В июне добавился третий корабль — минный тральщик «Лоухи», поскольку при переходе главной проблемой были мины. Осенью переходы перенесли на ночное время из-за усиления активности советской авиации. Переезды были добровольными и основывались на предложениях комиссии Пелконена переселять в первую очередь из районов, находящихся вблизи фронта. О переселении составили документ 17 октября 1943 года.

В преддверии ожидавшегося советского наступления под Ленинградом генеральный комисариат «Эстония», являвшийся подразделением Рейхскомиссариата «Остланд» (нем. Generalbezirk Estland) и командование Группы армий «Север» приступили к принудительной эвакуации ингерманландских территорий, невзирая на ранее договоренные с Финляндией условия о добровольном переселении. Запланировали, что территории эвакуируют, а договориться можно позже. Активность проявил Эдвин Скотт из Эстонского генерал-комиссариата, причём, независимо от министерства восточных территорий и независимо от министерства иностранных дел. Эвакуацию наметили провести за один месяц и начали 15 октября 1943 года.[27]

Уже начатая операция была одобрена 2 ноября 1943 года когда перевезли в порт первую часть из 40 тысяч человек. Договор о переселении заключили 4 ноября 1943 года. Позже оставалось договориться о переселении находящихся на немецкой службе.

4. После войны

63 000 ингерманландцев переселили в Финляндию во время войны.[29] Но Советский Союз потребовал вернуть их назад в 1944 году. После Московского перемирия осенью 1944 года 55 000 человек поверив обещаниям советских чиновников, согласилось вернуться на родину. В то же самое время власти Ленинградской области продавали пустые оставленные ингерманландцами дома и строения русским. Служившие ранее в военном хозяйстве у немцев мужчины, выявленные при сверке документов в Выборге, были расстреляны на месте. Возвращающихся из Финляндии отвозили мимо родины в Псковскую, Калининскую, Новгородскую, Ярославскую область и в Великие Луки.[30] Другие оказались дальше, например в Казахстане, куда ещё в 30-е годы ссылали много неблагонадёжных, по мнению властей, ингерманландских крестьян.

Многие пытались вернуться в родные места позже, и даже получали разрешение от высших инстанций, но новые жильцы категорически сопротивлялись возвращению ингерманладцев и с помощью местных властей препятствовали их поселению на родине. В 1947 году вышло секретное предписание, которое запрещало проживание ингерманланцам в пригородах Ленинграда. Это означало изгнание всех, кто всё-таки смог вернуться.

Возвращение стало возможно только после смерти Сталина в 1953. Следующие десять лет попытки поселиться в Ингерманландии пытались ограничить. Многие уже успели обжиться на новых местах. Самые большие общины ингерманланцев образовались в Эстонии и в республике Карелия. Таким образом, ингерманландцы стали почти везде на своей родине национальным меньшинством среди русских переселенцев и прежних русских жителей. Согласно переписи 1926 года в Петербургской губернии проживало около 115 000 финнов-ингерманландцев, а в 1989 всего около 16 000.

В течение 1990-е годов многие из оставшихся в Ингерманландии финнов получили право на репатриацию, и 30 тыс. ингерманландцев эмигрировали в соседнюю Финляндию[31]. С ингерманландскими финнами исторически связана деятельность лютеранской Церкви Ингрии[32].

Ингерманландцами иногда называют ижору, которые, собственно говоря, и дали название исторической области Ингрия, но в отличие от лютеран-финнов традиционно исповедуют православие.

4.1. Динамика численности финнов-ингерманландцев

Годы

1897*

1926**

1939***

1959***

1970***

1979***

1989***

2002****

Численность
130413
115234
143437
92717
84750
77079
67359
48351


* по данным переписи в Санкт-Петербургской губернии

** данные по "ленинградским финнам"

*** данные о численности вмести со всеми финами СССР (после репрессий и ссылки)

**** общее количество финнов на постсоветском пространстве (в России - 34050)

По результатам последней Всероссийской переписи населения 2002 года, число финнов-ингерманландцев в России составляет 314 человек [1], но это не соответствует утверждениям специалистов, что на сегодняшний день большинство финской диаспоры России, составляют потомки финнов-ингерманландцев.

4.2. Динамика численности всех финнов в СССР/России

Годы

1897

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2002

Численность
143068
134701
143437
92717
84750
77079
67359
34050


5. Современное расселение и численность

Данные Всероссийской переписи населения 2002 года:

Вся Российская Федерация: 34 050

Республика Карелия: 14 310

Ленинградская область: 7 965 (7 447 [34])

Санкт-Петербург: 4 051 (3 766 [34])

Красноярский край: 635

Тюменская область: 456

Мурманская область: 429

Москва: 410

Псковская область: 359

Новгородская область: 356

Омская область: 344

Кемеровская область: 309

Тверская область: 306

Вологодская область: 303

Иркутская область: 245

Московская область: 231

Свердловская область: 222

Республика Коми: 209

Республика Якутия: 208

Ханты-Мансийский автономный округ: 194

Новосибирская область: 191

Пермский край :184

Краснодарский край: 165

Архангельская область: 154

Челябинская область: 142

Республика Хакасия: 140

Ярославская область: 114

Ямало-Ненецкий автономный округ: 108

Самарская область: 105

За пределами Российской Федерации:

Эстония: 10 767 (2009)

Казахстан: 1 000 (1989)

Украина: 768 (2001)

Белоруссия: 245 (1999)

6. Общественные организации финнов-ингерманландцев

Инкерин Лиитто («Ингерманландский Союз») - добровольное общество ингерманландских финнов. Цели сообщества - развитие культуры и языка и защита социальных и имущественных прав ингерманландцев. Действует на территории исторической Ингерманландии и в других районах России, кроме Карелии. Сайт: http://www.inkeri.spb.ru

Ингерманландский Союз Финнов Карелии - Создан в 1989 году для сохранения языка и культуры этнических финнов, проживающих в Карелии. Сайт: http://inkeri.karelia.ru

7. Персоналии

Иванен, Анатолий Вильямович — поэт.

Яковлев, Владимир Анатольевич — российский политик, губернатор Санкт-Петербурга в 1996 — 2003 годах.

Эльфенгрен, Юрьё — белый офицер, президент самопровозглашённой республики «Северная Ингрия».

Конкка, Юхани — писатель.

Кондулайнен, Елена Ивановна — актриса.

Худилайнен, Александр Петрович — политик.

Уйманен, Феликс — горнолыжник , чемпион СССР.

Паппинен, Тойво — чемпион СССР по прыжкам с трамплина.

Раутанен, Мартти — миссионер лютеранской церкви.

Куорти, Аатами — священник, писатель, автор множества книг об Ингерманландии.

Ойяла, Элла — писательница, автор книг о северной Ингерманландии.

Ряннель, Тойво Васильевич — народный художник РФ.

Хюпенен Анатолий — генерал-полковник , участник войны во Вьетнаме.

Путро , Моозес — автор гимна «Nouse Inkeri».

Арво Сурво — лютеранский пастор, инициатор создания Церкви Ингрии.

Виролайнен, Олег Арвович — с ноября 2003 г. по май 2006 г. вице-губернатор Санкт-Петербурга. С мая 2006 г. по октябрь 2009 г. — председатель комитета по благоустройству и дорожному хозяйству.

Мишин, Армас — председатель Союза писателей Республики Карелия. Вместе с фольклористом Эйно Киуру перевёл на русский язык эпос «Калевала».

Киуру, Эйно — кандидат филологических наук, старший научный сотрудник сектора фольклора ИЯЛИ КНЦ РАН, член Союза писателей России.

Каява, Мария — проповедница, основатель первой после войны евангелистско-лютеранской общины в СССР.

Кукконен, Катри — проповедница, основатель первой после войны евангелистско-лютеранской общины в СССР.

Лауриккала, Селим Ялмари — пробст северной Ингрии.

Муллонен, Анна-Мария — выдающийся вепсолог.

Тикиляйнен, Пётр — герой Советского Союза.

Мяки, Артур — российский политик.

Ронгонен, Люли — писательница, переводчица, профессор литературы.

Винонен, Роберт — поэт, член Союза писателей России.

Список литературы:

Карта соотношения лютеранских и православных подворий в 1623-43-75 годах.

Itдmerensuomalaiset: heimokansojen historiaa jakohtaloita / toimittanut Mauno Jokipii; [kirjoittajat: Heinike Heinsoo… et al.]. — Jyvдskylд: Atena, 1995 (Gummerus).

Карта народностей и языковых групп Ингерманландии

Этнографическая карта Санкт-Петербургской губернии. 1849 г.

Ингерманландский центр (фин.)

Мусаев В. И. Политическая история Ингерманландии в конце XIX—XX веке. — 2-е изд. — СПб., 2003, с. 182—184.

(фин.) Hannes Sihvo Inkerin Maalla. — Hдmeenlinna: Karisto Oy, 1989. — С. 239. — 425 p. — ISBN 951-23-2757-0

Inkerin Maalla; c 242

Inkerin Maalla; c 244

Inkerin Maalla; c 246

Шашков В. Я. Спецпереселенцы на Мурмане: Роль спецпереселенцев в развитии производительных сил на Кольском полуострове (1930—1936 гг.). — Мурманск, 1993, с. 58.

АКССР: Список населенных мест: по материалам Переписи 1933 года. — Петрозаводск: Изд. УНХУ АКССР Союзоргучет, 1935, с. 12.

Краткие итоги паспортизации районов Ленинградской области. — [Л.], Облисполком, 1-я тип. изд-ва Ленингр. облисполкома и Совета, 1931, с. 8—11.

Иванов В. А. Миссия Ордена. Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20-х — 40-х гг.: (На материалах Северо-Запада РСФСР). — СПб., 1997.

Земсков В. Н. Спецпоселенцы в СССР, 1930—1960. — М.: Наука, 2005, с. 78.

Три указа одного дня

Земсков В. Н. Спецпоселенцы в СССР, 1930—1960. — М.: Наука, 2005, с. 95.

Мусаев В. И. Политическая история Ингерманландии в конце XIX—XX веке. — 2-е изд. — СПб., 2003, с. 336—337.

http://heninen.net/karjalantasavalta/inkeri.htm Постановление бюро ЦК КП(б) КФССР "О частичном изменении постановления бюро ЦК КП(б) и Совета Министров КФССР от 1 декабря 1949 года"

Гильди Л. А. Судьба «социально-опасного народа»: (Засекреченный геноцид финнов в России и его последствия. 1930—2002 гг.). — СПб., 2003, с. 32.

Jatkosodan Kronikka: Inkerilдisiд Suomeen, s. 74, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Jatkosodan Kronikka: Pelkosen komissio lдhtee Ineriin, s. 82, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Jatkosodan Kronikka: Suomi lдhettдд von Blьcherille nootin, s. 87, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Jatkosodan Kronikka: Heimokansoja tyцvoimaksi Suomeen, s. 109, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Jatkosodan Kronikka: Inkerinmaa aiotaan asuttaa saksalaisilla, s. 118, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Jatkosodan Kronikka: Saksalaiset vastustavat inkerilдisten muuttoa, s. 119, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Jatkosodan Kronikka: Inkerin tutkijakomissio Tallinnaan, s. 121, Gummerus, ISBN 951-20-3661-4

Tuuli E. Inkerilдisten vaellus: Inkerilдisen vдestцn siirto 1941—1945. — Porvoo; Helsinki; Juva: WSOY, 1988.

Inkerilдissiirtolaiset

Inkerilдissiirtolaiset

Финляндия перестает принимать ингерманландцев

Евангелическо-лютеранская церковь Ингрии на территории России (ЕЛЦИ)

The Ingrian Question as a Historical and Political Phenomenon. Vadim Musayev. стр. 135

Этноконфессиональная карта Ленинградской области и сопредельных территорий. Вторые шёгреновские чтения: Сборник статей. 2008. стр. 246. ISBN 978-5-8015-0250-2

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Ингерманландцы

Документ
rambovec
СПРАВКА НКГБ КФССР В ЦК КП(Б) РЕСПУБЛИКИ С ПОДБОРКОЙ ВЫДЕРЖЕК ИЗ ПИСЕМ ГРАЖДАН ОЛОНЕЦКОГО РАЙОНА О ЖИЗНИ В УСЛОВИЯХ ОККУПАЦИОННОГО РЕЖИМА 1941─1944 гг.



19 сентября 1944 г.

Совершенно секретно



Военной цензурой с момента освобождения от временной вражеской оккупации территории Карело-Финской ССР зарегистрировано 149 сообщений с положительной характеристикой из жизни в немецко-финском плену.



Текст отдельных сообщений приводим:



Кировская обл., ст. Просница, дом эвакуированных, М.И.: «1 августа 1944 г. Ты спрашиваешь про село Олонец. Он, конечно, теперь не такой внешний вид имеет, но это осталось при отступлении наших частей еще в 1941 г., финны-то когда отступали, то они ничего не повредили. За эти три года еще построили кое-какие здания, а кроме того, построили железную дорогу, которая идет из Финляндии до Мегреги. Я прочла твое письмо, сравнила вашу жизнь с нашей, то я могу свободно говорить, что мы тут никакой тяжести не видели. В общем приедешь, тогда побеседуем словесно». КФССР, Олонецкий район, Рыпушкальский с/с М.Т.



Ленинград, ул. Кирочная, С.И.: «5 августа 1944 г. Мы пока живем, нормы еще не получаем после финнов, теперь остатки покушаем, пока хватит. Я работала пом. кладовщика с 8 утра до 4 дня и один час на обед, работа была легкая, почти ничего работы не было. Была настоящая прачечная и швейная. Сапожная была тоже, там работали финны. Нам было работать очень хорошо, только сиди, кормили хорошо, хлеба было довольно, завались, а женщины и мужчины работали в колхозе, получали деньги и купили, что нужно было. Из магазина получали норму сахара и т. д. Налогов не было никаких, я получала за месяц 1000 марок на руки, а 600 марок осталось на питание за месяц, всего 1600 марок. Каждое воскресенье был отдых. Через 6 месяцев отпуск 8 суток. Домой ходили часто на готовое, привезли и ходить взять на машине». Олонецкий район, дер. Онкулица. С.М.



Ленинградская обл., Пашский район, Р.: «3 августа 1944 г. Дорогая сестра Александра! Мы три года работали индивидуально под владением Финляндии, землю роздали крестьянам, и лошадей и с/х инвентарь. Жили ничего, с хлебом, были сыты, сверх своего хлеба давали норму из лавки, мармелад, сахарин, папиросы 8 пачек на месяц, бывала готовая одежда и обувь. Военные возили хлеб и продавали, одежду тоже продавали. Издевательств со стороны финнов над нами не было и обращение было хорошее». КФССР, Олонецкий район, Обжанский с/с. Е.Н.



Вологодская обл., Вытегорский район, дер. Погост, О.А.: «6 августа 1944 г. Дорогая мама! Я жила очень хорошо, обижаться не могу ни на что. Подробно писать не имею возможности, а когда приеду домой хотя на неделю, то все расскажу вам подробно о своей жизни. Одета и обута я пока хорошо, вы и не узнаете меня. Питание было хорошее, поправилась замечательно. Я бы могла немного кое-что из одежды помочь вам, но посылок не принимают. Дочь и сестра Надя». Олонец. Н.



г. Мурманск, ул. Кирова, Ф.: «6 августа 1944 г. Хозяйство держала по силе возможности хорошо. При финнах мы тоже жили и работали, норму нам давали и вообще не голодали и жили на ихние марки, работа спорилась и жили хорошо. Работали свободно». Олонец. Верховье, Д.А.



Коми АССР, Примузерский район, Н.П.: «16 августа 1944 г. Я все время жила хорошо. Первый год была на окопах, после этого была на портновских курсах и остальные полтора года работала в швейной мастерской. Работа была хорошая, научилась хорошо шить. Платили 5 марок в час, зарплата была хорошая. Купила себе много одежды. Можно было купить всего. Отец и Маня работали тоже за деньги, а мать совсем ничего не работала, в общем жили хорошо, питание тоже было хорошее. В магазине давали чай, сахар, мыло, масло, всякие крупы и всего, муку и хлеб, как и раньше до войны. Только сейчас дали по карточкам, у нас больше никакой заботы не было, только скучали по вам. Сестра Ира». КФССР, Олонецкий район, Туксинский с/м. А.И.



Кемеровская обл., п/я 247/3, С.А.: «1 августа 1944 г. Жили в плену с финнами, работали в колхозе на деньги, 45 марок в день и купить можно было. Например: мука ржаная 5 марок кило, сахар 26 марок, масло коровье 60 марок и так далее. Все давали по карточкам. обуви не было и мануфактуры не было, но можно было достать, военные привозили из Финляндии и продавали. Жить можно было. Живу все время дома, работаю на трудодни. При финнах сено косили косилками, а убрали сами, сколько на зиму надо было, а теперь не знаю, как, дадут, наверно, на трудодни». КФССР, с. Олонец. М.К.



Удмуртская АССР, Сюмскинский район, М.О.: «8 августа 1944 г. Я жила эти три года и работала при финнах. Я жила хорошо, была сытая и одетая, а работала в Нурмолицах в белошвейной мастерской, там починяли военную одежду. Я себе купила два шерстяных платья, одно шелковое, две пары туфель, пальто зимнее и сапоги были зимой и весной, и сделала из своего материала жакетку летнюю, а чулок купила без счету и потом кофт, юбок и маленьких предметов много. Как приедешь, то увидишь все, как мы жили. Я за день получала 56 марок, 7 марок в час, 8-часовой рабочий день, кушали в столовой, туда за пищу пошло 300 марок в месяц и остальные остались себе. Ты знаешь, сколько сюда привезли из Финляндии обуви и всего. Приедешь, то увидишь, как люди жили здесь, мы не видели ни холода, ни голода». КФССР, Олонецкий край, Верховье. М.М.



Свердловская обл., совхоз Сама-Шапиро, К.М.: «16 августа 1944 г. Тетя Маня! При финнах жили ничего. Они обращались неплохо с нами, норму давали на месяц: муки 12 кг, сахару по 500 г, масла по 700 г, мяса по 500 г, повидлы по 500 г, кофе, сахарину и все, если у кого не хватало хлеба, то можно было сменять на молоко и яйца. Не могу сказать, что плохо при финнах». КФССР, Олонецкий район, с. Верховье. К.М.



Удмуртская АССР, Сюмскинский район, Т.А.: «10 августа 1944 г. Коля сынок отправлен на курсы в Финляндию на четыре месяца. С Колей жили все время хорошо, теперь с Колей не увидимся около трех месяцев. Корову купили, трехмесячного теленка, завела цыплят и будут куры. Работала при финнах много и зарабатывала много. Финны обращались с нами хорошо, мы первое время сильно боялись, вот поэтому в наш дом бабушку взяла. Сегодня Е. уезжает в армию, у них девочка Зоя, теперь, я думаю, Настя догадается, что как она жила сиротой, она очень худенькая, а жить было ей хорошо и при фашистах, она на работу не ходила, все время орала дома без дела. Коле купили гармонь ─ баян финский, 5000 марок. Коля играл хорошо, а больше из вещей такого ничего, и велосипед». Олонецкий район, с. Верховье. М.Е.



Архангельская обл., Плесецкий район, ст. Наволок. К.О.: «15 августа 1944 г. Нам норму давали все время 15 кг муки на месяц Шуре, мне и Кате по 12 кг, Нине 9 кг, а Люсе 6 кг и прочие продукты, сахар давали на каждого члена семьи 500 г масла по 700 г и мяса, еще дали овсяной крупы и сахарину по пачке на каждого на месяц и кофе по 500 г выдавали все время. Вот так и наша жизнь проводилась во все три года, а налогу не платили никакого, так нам и жилось». КФССР, Олонецкий район. Нурмольский с/с. И.М.



Вологодская обл., Кирилловский район. Х.М.: «6 августа 1944 г. Я за эти три года жила хорошо, не могу обижаться, на работу никуда не ходила, жить было хорошо. Ели и пили. Что душа принимала, всего было довольно, хлеба, и масла, и сахару, и остальных продуктов, жили как в гостях, и одежда, и обувь были хорошие. В будень день одевались, как в праздники, все в шелковых, да в шерстяных платьях». КФССР, Олонецкий район, Култяжский с/с. П.В.



Кировская обл., Шабалинский район. Л.А.: «23 августа 1944 г. Нюра, мы уже два года жили на своем единоличном хозяйстве, имели 2,5 га земли, 2 лошади, имели свинью, корову и работали для свое потребности, а теперь опять загнали в колхоз и отобрали весь посев и лошади, и осталась одна корова, а если бы не организовали колхоз, то у нас очень прекрасно жилось бы, работа шла бы успешно». КФССР, Олонецкий район, Улванский с/с. Л.Н.





ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НКГБ КФССР В НКГБ СССР «ОБ АГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙ РАБОТЕ ЗА ЯНВАРЬ 1945 г.



9 февраля 1945 г.

Совершенно секретно



<…>

1. Политические настроения населения

В процессе агентурной работы и из других источников нами получены данные, свидетельствующие о том, что среди некоторой части населения республики имеют место нездоровые настроения, обусловленные недостатками в вопросах снабжения, бытовых условий и в организации работы, особенно в районах, освобожденных от оккупации. Большая часть таких настроений зафиксирована в лесной промышленности, являющейся основной отраслью народного хозяйства республики. Об этом можно судить по следующим высказываниям.



В письме в Олонецкий район КФССР работница Пайского механизированного лесопункта П. пишет: «Я пишу вам своими горькими слезами. Вы сегодня в бане моетесь, а мы здесь несчастными горькими слезами моемся. Голова очень болит, едва дошла до квартиры, как пьяная. Это из-за голода и слез. Нормы очень большие, работать мы не можем. За то, что не выполняем нормы, наверное, будут судить. Кормят нас очень плохо, только 600 г хлеба. Суп бы можно брать в столовой, да денег нет. Здесь дали только 50 руб., на эти деньги долго не проживешь. Как приехали из дому, еще ни разу сыты не были. Я думаю, что наши кости останутся здесь в темном лесу».



Работница этого же лесопункта Т. в письме своим родным в Шелтозерский район пишет следующее: «Здесь плохо жить. Барак маленький, народу много, в одной комнате живет 24 чел., нельзя повернуться, кругом беспорядки, каждый день расстраиваемся до безумия. Наша жизнь проходит, как в конюшне у лошадей. Сначала спали у самого порога, очень холодно, теперь сделали нары. Работаем с 7 [утра] до 6 часов [вечера], нет ни огня, ни дров ─ все приходится заготовлять самим. Приходим с работы мокрые и негде просушиться».

<…>

Аналогичных настроений за последнее время нами зафиксировано большое количество. Почти по всем лесопунктам, функционирующим в республике, поступают данные о плохом материально-бытовом обслуживании лесных рабочих.



В отдельных случаях сообщения, излагаемые в письмах, не соответствуют действительности или в некоторой степени преувеличены. <…>.



Однако в большинстве своем случаи плохой организации быта и снабжения лесных рабочих подтверждаются. На отдельных лесопунктах Беломорского, Медвежьегорского и Кондопожского районов зарегистрированы вспышки заболеваний сыпным тифом и другими болезнями, возникающими в результате скученности и антисанитарии. О всех выявленных нами подобных фактах информируются советские и партийные органы, и по ним принимаются соответствующие меры.



Одновременно нами проводятся мероприятия, направленные на выявление антисоветских элементов, использующих эти недостатки в антисоветских целях. В результате этого зафиксирован ряд высказываний лиц, проживавших на оккупированной белофиннами территории, пытающихся путем антисоветской агитации и восхвалением жизни в период оккупации вызвать недовольство рабочих существующим строем. Для характеристики такой агитации можно привести следующие высказывания.



В своем донесении осв[едомитель] «Семенова», работающая на лесопункте Кодосельга, сообщила, что в беседе с группой рабочих проживающая в оккупации Т., проходящая по сборнику компрометирующих материалов как сожительствующая с оккупантами, говорила: «Я жила при финнах три года и такого горя, как теперь, не видала. При финнах я одну зиму была на заготовке леса, так норм никаких не было, не было и мобилизации людей. Каждое воскресенье был выходной день, и нас на машине отвозили в деревню. Черт этих русских принес. Теперь взяли и выгнали в лес на всю зиму, даже домой за три недели ни разу не пустили, а если на 10-15 минут опоздаешь, мастер бежит с криками: "Давай скорее в лес"».



Во время подписания договоров на социалистическое соревнование на лесопункте Интерпоселок проживавшая на оккупированной территории и пользовавшаяся и белофиннов привилегиями Т., 1906 г. р., на предложение включиться в соцсоревнование в присутствии большинства рабочих ответила: «Я сама с ума не сошла. Сколько могу, столько и буду работать. Над нами дураками смеются, а вы и стараетесь. Голодных за кусок хлеба покупают, а они и рады стараться. Я все равно больше двух фестметров не дам, меня за корку хлеба не купят».



На Шомбинском лесопункте (Калевальский район) рабочий Р., характеризуя жизнь в период оккупации, заявил: «Будучи на жительстве у финнов в Олонецком районе, я сам знаю, как финны относились к народу. Финны население никогда на работу не гнали. Если сам хочешь работать, то работай, сколько тебе надо. У них не было никаких норм выработки и категории снабжения, купить можно было все, в столовых что хочешь, то и бери. А в СССР теперь установлены нормы выработки и категорий снабжения, и притом заставляют работать». Р. показал, что он является убежденным финским националистом, он заявлял: «Карельский народ родственный народу Финляндии и должен быть вместе с финнами, а поэтому рано или поздно Финляндия возьмет Карелию».



В Сегозерском районе колхозница В., проживавшая в оккупации, в беседе с реэвакуированным населением перед отправкой на работу в лес со злостью высказала следующее: «Черт вас сюда принес со своей властью, как нам хорошо было жить без Советской власти. Вот теперь мы пойдем в лес работать, но хороших результатов не дадим, с нашего лесу они много не настроят».



Все вышеуказанные лица, ведущие антисоветскую агитацию в лесу, нами взяты в активную разработку. Одновременно райгоротделениям НКГБ даны указания об усилении агентурно-оперативной работы в лесной промышленности.

<…>

Характерным является такой факт, что под влиянием агитации антисоветских элементов, проживавших на оккупированной территории, среди части реэвакуированного населения в последнее время зафиксированы высказывания о преимуществах жизни на оккупированной территории. В подтверждение этого можно привести следующие примеры.



По донесению агента «Андреев», Е., сапожник, проживающий в Ругозерском районе, заявил: «Нынешним летом я был в Лижме Кондопожского района, и там мне рассказывали, да я и сам виде и теперь в этом убежден, что та часть населения, которая проживала в оккупации, жила лучше, чем тот народ, который эвакуировался в тыл. Финны оставшееся население ничем не стесняли, для снабжения крестьян и рабочих давали пайки: муку, сахар, жары, кроме того, хлеба можно было достать сколько угодно. Зарплату платили приличную. Скот кормами был обеспечен в достаточном количестве, так как времени давалось вполне достаточно на сенокос и уборку. Каждый крестьянин имел свой огород и свой участок земли под хлеб, урожай, снятый с земли, оставался за крестьянином».



Осв[едомитель] «Николаева» в своем донесении сообщает о том, что мастер лесобиржи на ст. Амбарная П., проходящая по сборнику компрометирующих материалов как прибывшая из-за границы в массовом порядке, в присутствии ряда работниц биржи говорила: «Над нами, рабочими, здесь только издеваются, возьмите Петрозаводск, там люди у финнов в плену были, так финны над ними так не издевались».



По сообщению другого источника (осв[едомителя] «Одесский») та же П. во время читки материалов о зверствах финнов на оккупированной территории заявила: «Как тут верить тому, что в газетах пишут, когда люди, проживавшие в оккупации, т.е. сами очевидцы, говорят, что при финнах жили хорошо, куда лучше, чем теперь, они имели довольно коров и хорошо кушали». Е. и П. взяты в агентурную разработку.



Осв[едомитель] «Марта» сообщает: «На днях с лесозаготовок вернулась Ниеминен, она рассказывала, что на лесопункте была одна женщина, которая при финнах также работала на лесозаготовках. По словам этой женщины, при финнах на лесозаготовках было лучше работать, они платили больше и питание было достаточное. За хорошую работу финны премировали ее, она съездила в Хельсинки, где жила бесплатно месяц. В Финляндии, по ее словам, была свободная торговля, в магазинах было много продуктов и разных промтоваров».



По сообщению источника «Андрей», финн С., работавший шофером в Петрозаводске, говорил: «Как видно, населению при финнах жилось неплохо. Хлеба, сахару и других продуктов было достаточно. Мануфактуры, обуви и вообще предметов широкого потребления можно было купить свободно, а сейчас ничего не купишь. Из этого можно сделать вывод такой: раз финны на оккупированной территории создали хорошие условия жизни, то в самой Финляндии жилось еще лучше».

<…>

2. Итоги оперативно-чекистской работы

За истекший месяц были активизированы основные агентурные разработки на лиц, подозреваемых в связях с финскими разведывательными органами, по которым проводились активные агентурно-оперативные мероприятия. В результате проделанной работы в январе т. г. из 26 произведенных арестов 14 чел. разрабатывалось по агентурным делам. Основное внимание было обращено на работу по очищению освобожденной территории от враждебных элементов и антисоветского элемента, пробравшегося в важнейшую отрасль народного хозяйства республики ─ лесную промышленность.

<…>

В результате произведенного расследования по делам арестованных разоблачено: агентов разведывательных и контрразведывательных групп ─ 9; антисоветских групп ( с количеством участников 12 чел.) ─ 2. В числе арестованных: членов и кандидатов ВКП(б) ─ 1, членов ВЛКСМ ─2. По социальному положению: кулаки и бывшие торговцы ─ 3, белогвардейцы репрессированные и их родственники ─ 6, лица БОЗ и УЭ* ─1, рабочие ─2, колхозники ─ 7, служащие ─ 6, прочие ─ 3, итого ─28.По национальности: карелы и вепсы ─ 18, финны ─ 2, русские ─ 6.



Заведено следственных дел 14, в том числе групповых по 2 чел. ─ 4, групповых по 4 чел. ─ 1, одиночек ─ 8. Закончено следственных дел 15. Прекращено и освобождено в процессе следствия 2 чел., в том числе арестованных НКГБ КФССР ─ 1, принятых из других органов ─ 1.

<…>



Народный комиссар госбезопасности КФССР

полковник госбезопасности Кузнецов

Зам. начальника 2-го отдела НКГБ КФССР

капитан госбезопасности Каган



* БОЗ ─ без определенных занятий. УЭ ─ уголовный элемент.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА КГБ КФССР В ЦК КОМПАРТИИ РЕСПУБЛИКИ О ХОДЕ РАБОТЫ ПО ПЕРЕСМОТРУ ДЕЛ ОПЕРАТИВНОГО ХАРАКТЕРА



21 января 1955 г.

Совершенно секретно



Комитет госбезопасности при Совете Министров Карело-Финской ССР, выполняя указания ЦК КПСС и приказы КГБ при СМ СССР, основное внимание обратил на пересмотр имевшихся дел оперативного учета и очистку агентурной сети от двурушников, дезинформаторов и лиц, не способных выполнять задания органов госбезопасности. Тщательное изучение материалов дел оперативного учета и проведенные дополнительные проверочные мероприятия показали, что большинство этих дел было ранее заведено без достаточных оснований и по малозначительным данным.



В результате проведенной работы из общего числа 489 учетных дел, имевшихся на 1 марта 1954 г. в 4-м отделе и периферийных службах госбезопасности республики по линии отдела, оставлено для дальнейшей разработки 88 дел оперучета. Остальные прекращены и сданы архив, из них 76 дел уничтожены.



Имеющиеся в настоящее время дела по окраскам учета распределяются следующим образом: буржуазные националисты (финские, украинские и другие) ─ 21 дело; бывшие участники антисоветских политпартий (троцкисты и другие) ─ 3 дела; антисоветский элемент из числа церковников и сектантов ─ 9 дел; лица, высказывающие террористические, диверсионные и изменнические настроения ─ 6 дел; бывшие активные пособники немецких и финских оккупантов ─ 23 дела; лица, высказывающие антисоветские настроения ─ 26 дел.



За отчетный период в КГБ при СМ КФССР поступило 44 заявления трудящихся, из них: об антисоветских и нездоровых проявлениях отдельных лиц ─ 18; о прошлой пособнической деятельности или подозрительном поведении ─ 12; различные жалобы (о пересмотре дел, нарушении общественного порядка и др.) ─ 14.



В результате тщательного рассмотрения и проверки поступивших заявлений заведено дел проверки 2; проведены профилактические беседы с лицами, допускавшими нездоровые высказывания, ─ 4; факты, изложенные в заявлении, не подтвердились ─ 14; пересланы в другие органы КГБ, МВД и милиции для проверки и принятия мер ─ 14. Остальные заявления находятся в стадии проверки.



На основании поступивших за отчетный период первичных агентурных и официальных материалов заведено 4 дела проверки на лиц, подозреваемых в принадлежности к антисоветскому националистическому подполью и проведении враждебной деятельности.



По ряду дел на проповедников-нелегалов и актив церковников-лютеран, в отношении которых имелись проверенные агентурные данные о хранении и распространении ими среди верующих финнов антисоветской националистической литературы, завезенной репатриантами из Финляндии в 1944─1945 гг., были проведены профилактические мероприятия. Целью профилактики было изъять эту литературу и таким образом прекратить дальнейшее распространение. В декабре 1954 г. ряд лиц, в том числе проповедники-нелегалы К., Р., были допрошены по этому вопросу и признались в хранении и распространении этой литературы.



Так, допрошенная 23 декабря 1954 г. работница Сулажгорского кирпичного завода Р., 1902 г. р., показала, что она имеет у себя антисоветскую литературу «Потерянная Ингерманландия», которую купил в Финляндии в 1944 г. ее сын, ныне находящийся на службе в Советской Армии, что эту книгу она и ее муж давали читать многим жителям поселка кирпичного завода. Книгу «Потерянная Ингерманландия» Р. после допроса сдала органам госбезопасности.



24 декабря 1954 г. был подвергнут допросу проповедник-нелегал Р., репатриант из Финляндии, в настоящее время рабочий «Дормостроя». Последний показал, что во время репатриации из Финляндии он привез в СССР книгу антисоветского содержания под названием «Переживания финского пастора в Советской России», автор Коурти, которую он купил в 1944 г. в г. Турку. Эту книгу он давал читать многим знакомым.



Допрошенный проповедник-нелегал К., нигде не работающий, признал, что читал и распространял среди верующих антисоветскую литературу, которую имел сам и брал у других. В частности, он имел националистического содержания книгу под названием «Пророк нашего времени», доктора богословских наук Карлина, изданную в Финляндии. Давая указанную книгу, К., говорил: Прочтешь и поймешь, что эта власть коммунистов-безбожников долго существовать не будет». К. показал, что эту книгу получил у знакомого по имени Андрей (фамилию которого не знает), проживающего в поселке при станции Шуйская. После допроса К. упомянутую книгу сдал органам госбезопасности.



Также были допрошены 28 декабря 1954 г. активная религиозница К., 1903 г. р., домохозяйка, ее сын, 1933 г. р., студент Карело-Финского университета, которые признали, что имели антисоветскую литературу «Финская книга для чтения» и журналы, полученные у П., репатриантки из Финляндии, проживающей в пос. Соломенное. Эта литература ими была уничтожена 27 декабря после предупреждения ранее вызывавшимся на допрос Р. Оставшуюся у них книгу «Для чтения», изданную в Финляндии, реакционного характера сдали органам госбезопасности. Кроме того, они показали, что брали у проповедника Р. антисоветскую книгу «Переживания финского пастора в Советской России», которую не только сами читали, но и передавали своим знакомым в г. Петрозаводске, Кеми, и возили в г. Челябинск.



В результате пересмотра розыскных дел из имеющихся по состоянию на 1 апреля 1954 г. 63 анонимок, поступивших от 51 автора, оставлено для дальнейшего розыска 32 анонимки 13 авторов. По своему характеру эти анонимки следующие: антисоветские (националистические, диверсионные, террористические) ─ 22, антисоветские (прочие) ─ 10.



По делу «Поджигатель» разыскивается автор 13 антисоветских анонимных писем, опущенных в г. Петрозаводске в январе и августе 1952 г. и феврале 1953 г. Анонимные письма адресованы руководителям КПСС и Советского правительства, секретарям ЦК КП республик и редакции газеты «Правда» и содержат злобную антисоветскую клевету на политику Коммунистической партии, террористические и повстанческие призывы. Все письма подписаны «Комитет освобождения России».



За отчетный период на территории республики имело место распространение 3 листовок. 15 ноября 1954 г. в г. Петрозаводске на территории военного городка (район Окружного дома офицеров) были обнаружены 2 листовки, в которых автор призывает граждан СССР бастовать и пишет «Долой Советскую власть. Да здравствует Америка» Проведенные мероприятия по розыску автора этих листовок положительных результатов пока не дали Розыск продолжается.



30 мая 1954 г. на руднике Хетоламбина Чупинского рудоуправления на доске объявлений была вывешена листовка, в которой автор в сочиненных им частушках высмеивает плохую организацию работы на руднике, вследствие чего у рабочих низкие заработки, указывает на задержку зарплаты и в связи с этим заявляет: «Пока денег не получим, на работу не пойдем». Принятыми мерами установлено, что автором этой листовки является Н., 1932 г. р., работающая выборщицей слюды на руднике Хетоламбина. Последняя была допрошена, в авторстве листовки созналась и предупреждена о недопустимости и ответственности за подобные действия.



Всего за 9 месяцев 1954 г. разыскано 4 автора 5 анонимных документов…



Председатель КГБ при Совете Министров КФССР полковник Н.Гусев

"Я вас всех сделаю счастливыми! А кто против - тех в бараний рог! "
rambovec
ПАВЕЛ ПЕСТЕЛЬ
"Русская правда или Заповедная Государственная Грамота Великаго Народа Российскаго служащая Заветом для Усовершенствования Государственнаго Устройства России и Содержащая Верный Наказ как для Народа так и для Временнаго Верховнаго Правления".

Это конспект 2-й редакции "Русской Правды", оставшейся незавершенной.
Структура конституционного проекта:

    Введение. Основные понятия;
гл.1. О земельном пространстве государства;
гл.2. О племенах Россию населяющих;
гл.3. О сословиях в России обретающихся.

   Введение. Основные понятия
Цель государства:
Благоденствие всего общества вообще и каждого из членов онаго в особенности. Возможно Большее Благоденствие многочисленнейшаго числа Людей в Государстве.
   Благоденствие общественное важнее благоденствия частного.
Благоденствие одного человека не должно наносить вред Благоденствию другого.
   Право - есть последствие обязанности. Первоначальная обязанность человека - сохранение своего бытия. Обязанности в государстве - последствия цели государства. Есть 3 рода обязанностей:
духовные (священное писание);
естественные (законы природы);
гражданские.
   Народ Российский не есть принадлежность или Собственность какаго либо лица или Семейства. На против того Правительство есть принадлежность Народа и оно учреждено для Блага Народнаго.
   Правительство= Верховная власть + государственное правление (чиноначальство).
Государственное Благоденствие состоит из 2 главных предметов:
Безопасности (охрана, обеспечивается государством)
Благосостояния (приобритение, человек сам работает).
   Россия из-за своего единовластия нуждается в преобразовании. Русская Правда - наказ временному Верховному правлению, чтобы действовало оно в целях благоденствия народа Российского, а старое правление доказало свою враждебность народу Российскому.

Гл. 1. О земельном устройстве государства
   Россия - государство Российского народа, остальные племена - к его государству присоединены и ему подвластны.
*Итак, Россия - национальное государство. Хотя более многонационального государства, за исключением Австрийской империи, мы бы во времена оные не нашли. *
  Право Благоудобства Сильного Государства:
Народностям нерусским нет права на независимость, так как они слишком слабы, чтобы эту независимость поддерживать, а в Сильном Государстве Великого народа им хорошо будет.
Есть еще 4 земли: Молдавия, Монголия, Киргизия, Кавказ - их Государство Российское к себе для Благоудобства должно присоединить.
   Только Польша имеет право народности, так как пользовалась политической независимостью в течение веков. Условия дарования Польше независимости: Верховная Власть польская должна быть устроена по "Русской Правде".
Аристократию - долой, весь народ польский должен 1 сословие составить - по "Русской Правде".
   Россия есть государство единое и неразделимое: 1 верховная власть на всей территории, 1 правление, 1 законы. Не федерация - иначе разнородные области от коренной России отложатся и она потеряет свою Силу, Могущество, Славу среди великих Государств.
*Так вот кто составляет Силу, Могущество и Славу государства Российского!*
Зло в политике: федеративное устройство (что есть фактически удельная система как в старину).
   Задача правительства: контролировать количество народонаселения. "К тому же большия Волости будучи Волости цельныя указывают на большие Города, а большие Города чрезвычайно вредны особенно для Нравственности которая признана быть должна первым      Богатством каждаго Народа".
Экономика: выбран аграрный путь развития страны, а не промышленный.
   Столица: назначается Нижний Новгород, который будет переименован во Владимир.


Гл. 2. О племенах, Россию населяющих

Племена, Россию населяющие, будут разделены на 3 главных розряда:
коренной народ русский: племя славянское (украинцы, россияне и белорусы);
племена, к России присоединенные;
иностранцы.
   В результате проведения реформ мы получим: 2 разряда жителей государства Российского:
граждане Российские;
иностранцы.
   Соответственно, законы духовные делятся: на христианские и иноверные. Законы государственные и гражданские для всех одинаковы. Отсюда будет нравственность во всем государстве одинаковая.
Цель нового государственного устройства: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЕДИНООБРАЗНОСТЬ.
   Всем - обрусеть, язык везде - русский (колонистам, кочевникам, финнам, молдаванам, латышам, литве).
Все должны быть земледельцами.
   Все племена должны быть слиты в 1 народ.
Закон - 1 для всех, все люди составляют 1 сословие, у всех равные права.
   Татаре: многоженство - запретить, магометанство - разрешить, обращению в христианство - увещевать. Кавказцев - завоевать, буйных кавказцев - расселить по всей России, на их место - русских поселенцев.
   Народ еврейский неудобен, так как составляет особое государство в государстве (так как по причине своей религии не смешивается с другими народами, не ассимилирует). Есть 2 выхода: евреи русифицируются, отказываясь от своей религии;выселить всех из России - в свое особое государство.
   Иностранцы: 2 разряда:
подданные - или становятся русскими или переводятся в неподданных, категория "иностранные российские подданные" должна быть уничтожена;
неподданные - милости просим, но: не имеют права владеть никакой недвижимостью;никаких политических прав;никакой государственной службы.

Гл. 3. О сословиях, в России обретающихся

    Главнейшее основание предполагаемаго для России гражданскаго бытия состоит в образовании волостей и в распределении всех Россиян по волостям.
    "Постепенность в Государстве необходима и находится она не в народных сословиях, но в государственном чиноначальстве, которое всегда может состоять совершенно от сословий независимым ибо в чиновнике нужны Способности, Знания и Добродетели, могущия быть найдены во всех сословиях и не составляющия принадлежности котораго либо из них в особенности".
   "Распределение народа на сословия занимающияся исключительно земледелием, изделиями или торговлею совершенно отвергнуто политическою экономиею, доказавшею неоспоримым образом, что каждый человек должен иметь полную и совершенную свободу Заниматься тою отраслею промышленности, от которой наиболее ожидает для себя выгоды и прибыли, лишь бы честен был и к Законам исполнителен".
   Все должны быть перед законом равны, иметь одинаковые права.
Духовенство: приравнено к чиновникам как часть правительства государства Российского. Духовенство - есть отрасль чиноначальства.
   Дворянство: лишается права владеть крепостными, налоги будет платить, наказания - одинаковы с прочими гражданами; титулы, все преимущества - уничтожить.
Купечество:
Свобода - есть главная необходимость для народной промышленности.
Чтобы каждому дозволено было заниматься промышленностью не только в одних городах и назначенных местах, но равным образом и в селениях всякаго рода и вообще везде где только пожелает.
Pаспространить на всех россиян без изьятия одинаковым образом все права торговли, дозволяя во всяком месте торг и лавки заводить.
   Мещане: получают все права Российского Гражданина.
   Военные поселенцы: зло и бесчестие царского правительства. Нужно: отделить военных от поселян, военных - в армию, поселян - в свободные земледельцы. Все они имеют права Российских Граждан.
   Казенные крестьяне: признать их всех вольными;имеют все права Российского Гражданства;расписать их по волостям.

2014 - а дальше?
rambovec
Царь занялся искоренением всех зародышей крамолы в империи. Страна притихла и замерла под сапогом жандарма. Все было взято под контроль, все пронизано шпионажем. Строгий ранжир во внешнем, единообразие в духовном стало непреложным условием жизни. Гонение на индивидуальность, удушение культуры выросли в принципы внутренней политики: просвещение должно приниматься в меру; выше просвещения, индивидуальности, даже гения - добрая нравственность, усердие и послушание начальству; "истина познается на государственной службе". Власть простирала свою опеку всюду и везде. Не осталось такого забытого уголка России, где можно было бы ускользнуть от мертвящей ее руки.

Первые финские пехотные курсы
rambovec
Посещая восстановленные дворцы и парки Петергофа, не забудьте заглянуть в подлинный военный городок бывшего Уланского полка. А точнее в его офицерское собрание, где под скромной вывеской "РЕСТОРАН" скрывается замечательный музей бывшего ВОКУ им. Кирова. Пройдя сложные перепитии советского времени, нельзя не забывать о той огромной роли которую сыграли красные финны в становлении Красной Армии. Ведь знаменитое в прошлом советское училище возникло сначала в 1918 в Ораниенбауме на базе Офицерской стрелковой школы, а затем укомплектованное финскими курсантами под руководством товарища Рахья переехало в Петергоф. Красные финны сражались и против ингерманландцев в 1919, и против карел в 1920, и против казаков Дона и Кубани. За что получили одними из первых орден боевого Красного Знамени. Подвиги финских коммунистов запечетлены не только в экспозиции музея, но и на новом памятнике, открытом к юбилею Училища.

170 лет со дня рождения писателя К.М. Станюковича
rambovec
Знаменитый писатель ходил в первое плавание на корвете "КАЛЕВАЛА"

Корвет «Калевала» — винтовой корвет с парусным вооружением. Построен в 1858 г. в городе Або (Финляндия) под руководством знаменитого финдяндского мореплавателя Ивана Ивановича Шанца. Водоизмещение - 1858 т., вооружение - 15 орудий, экипаж: 15 офицеров и 167 нижних чинов, один священник.

В 1861 г. (под командованием капитан-лейтенанта В.Ф. Давыдова) совершил переход из Кронштадта на Дальний Восток и последующие три года плавал на Тихом океане (в это время на борту корвета находился гардемарин Константин Станюкович).

В мае 1862 г. корвет участвовал в съемке с мели клипера «Гайдамак», а затем под флагом командующего эскадры Тихого океана контр-адмирала А.А. Попова ходил из Петропавловска в Сан-Франциско (демонстрация сочувствия России правительству президента Линкольна).

Всю навигацию 1863 г. корвет (под командованием капитан-лейтенанта Ф.И. Желтухина) принимал участие в описи вод залива Петра Великого под руководством подполковника корпуса флотских штурманов В.М. Бабкина. По имени корвета "Калевала" названа бухта и остров в южной части залива Посьета залива Петра Великого, обследованная экипажем корвета, им же названа в честь своего корабля.

В 1863 г. корвет (под командованием лейтенанта Ф. Геркена) вышел в Кронштадт, куда прибыл только в 1865 г.

Семь лет плавал на Балтике и в 1872 г. был исключен из списков флота.

В 1862 году, во время пребывания корвета в Гонолулу, его посетил король Гавайского королевства Камеамеа IV.

В книге «Вокруг света на "Коршуне"» Константин Станюкович описывает плавание корвета в 1861-1863 гг. По решению русского цензурного комитета название корабля было изменено.

talvi sota
rambovec
1939
vensuo.spb.ru , diakult.spb.ru, sites careliko




Ultima - Thule Carl Von Roland
rambovec


?

Log in